Энвер Ходжа. Чем албанский диктатор запомнится детям

Энвер Ходжа
Standard

Кто такой Энвер Ходжа? Как его вариант «коммунизма с человеческим лицом» повлиял на небольшую, но очень гордую Албанию? Рассказываю!

В Албании я был два раза, а до посещения этой, без преувеличения, дивной страны я знал о ней немного. Один из фактов: был в Албании какой-то заядлый коммунист, который сжигал неверных на кострах справедливости и занимался маниакальным бепределом в национальных масштабах. Потом оказалось, что его звали Энвер Ходжа. История этого человека меня очень заинтересовала, и я решил посвятить ему целую колонку своих рассуждений. Не удивляйтесь, если завтра я напишу о Чаушеску – уверен, дети стали забывать и о румынском диктаторе. Но речь не о нем. И не о Албании (об этой стране я расскажу еще не раз), хотя ее эта история будет касаться самым прямым образом.

Я помню, как все начиналось

Как и биография любого мало-мальски значимого вождя, данные о Энвере Ходжа полны слухов, баек и небылиц. Я расскажу о том, что известно почти достоверно и то, во что могу поверить сам.

Красавец-мужчина

Красавец-мужчина

Родился будущий почитатель коммунизма в 1906 году в городе Гирокастра . Через четыре года после рождения Энвера Албания получила независимость, что, видимо, сильно повлияло на юного Ходжа. Сначала была школа, затем лицей в Корче и даже университет Монпелье, который, к слову, окончить не смог. По данным партии, из-за любви к идеалам социализма, по другой версии – к вину и женщинам. Истину можем выбирать сами.

Как простой парень из небольшого города Албании смог попасть во французский университет? Отец Энвера торговал тканями и постоянно колесил по Европе. Отсюда, можно предположить, что семья Ходжи как минимум не голодала, потому, этот раздел биографии можно засчитать как факт.

Ходжа - партизан

Ходжа — партизан

Далее, все пошло по давно известной дороге. В 1936 году Энвер вернулся домой и стал преподавателем французского языка, а потом Албанию накрыли фашисты. Ходжа отказывается переходить на их сторону и лишается почетного звания просветителя юных умов. В Тиране ему удается организовать табачную лавку, которая считается оплотом коммунизма в стране. С этого момента, он стремительно взлетает по карьерной лестнице, имея огромное влияние на местных партизан. Отличался особой жестокостью, о которой мы еще поговорим. Видимо, это качество (и неплохие ораторские задатки) и привлекло его коллег. За каких-то пару лет Энвер Ходжа из рядового стрелка превратился в вождя албанского народа.

Лучшие друзья

Вообще, до 1949 года, Энверу удавалось усидеть на двух стульях. Он по-настоящему дружил с Иосипом Брозом Тито (лидер Югославии), и поддерживал приятельские отношения со Сталиным, которого обожал, и чьи шаловливые идеи потом реализовал в Албании.

Ходжа и СталинВ 49-ом Югославия демонстративно покидает соцблок, а Энвер принял позицию СССР, причем не без хитрого умысла в кармане! Ходжа телеграфировал письмо советскому султану, в котором попросил своего коллегу о лояльности в вопросе присоединении Косово и Метохии (вдогонку была заброшена шапка еще и на часть многострадальной Македонии) к составу Албании после свержения Тито. Сталин хитро от вопроса ушел, мол, «когда не будет Тито, будем вопрос решать». Но, прошение Ходжи оценили по достоинству. СССР отправляет в Албанию много полезных ресурсов, основные из которых – неимоверной щедрости кредиты и мозги инженеров, для поддержания отсталого меньшего брата в нелегком существовании. Ход сработал: для Советского Союза эти вложения были каплей в море, но зато какой важный союзник на Балканах появился (особым профитом можно считать военно-морскую базу на Средиземном море)!

Потом, все как по маслу: стахановцы, хозрасчет и активные стройки. Как и в СССР, таскать рояль выпало молодым студентам-коммунистам и зекам. Все было бы и неплохо, но почти внезапная кончина Сталина резко меняет настроения Ходжа. Не успели еще остыть пирожки, а Энверу уже приходится выстраивать отношения с господином Хрущевым, которого Ходжа сразу невзлюбил. Мне кажется, по нему больно ударило развенчание культа личности, и Энвер мог переживать, что он будет следующим. В одно время, Ходжа даже играл в доброго политика, и на съездах партии просил на его нимб внимания не обращать. В целом, эта игра продлилась недолго.

Обещал накормить всю Албанию. Не срослось.

Обещал накормить всю Албанию. Не срослось.

В 59-ом году Никита Сергеевич посетил Албанию и выдал мем, который, видимо, убил в Энвере последнюю каплю уважения к Хрущеву. «В наших амбарах мыши съедают больше зерна, чем все население Албании» — Н.С. Хрущев. Такого великий албанский комбинатор перенести не смог. Уже в следующем году Ходжа лично летит в Москву, чтоб поругаться со всеми, кто может попасться ему под руку. Задумка увенчалась успехом. А в 1961 году Ходжа вообще не пожелал видеть высшее руководство СССР, отправив своего заместителя. Острый на язык Хрущев и тут не сдержался, выдав очередную порцию негодования, посчитав, что скоро Ходжа будет отправлять вместо себя свои штаны. И тут понеслось.

Идеи и мысли

Ходжа показывает всем кузькину мать

Ходжа показывает всем кузькину мать

Ходжа толкает новую национальную идею – «жить и бороться как в окружении». Все вокруг официально признаны странами, которые вот-вот да и нападут на Албанию. Средств на запугивание более чем достаточно — в Албании был один, безальтернативный, национальный телеканал.  Те, кто после этого еще любили СССР были жестко репрессированы (в лучших традициях Сталина). И это просто за симпатию, упаси Боже у тебя жена русская! Покинуть Албанию не было возможности – ожидал расстрел и деревянный ящик. Если повезет. Трупы самых незадачливых беглецов крепили к тракторам и катали по селам, чтоб остальным неповадно было.

Интересная штука: все население (и женщины тоже) от 18 до 56 лет каждый год ходили на курсы военной подготовки. Я думаю, албанская женщина тех лет могла с закрытыми глазами разобрать Т-34 до последнего винтика, так все было серьезно.

Бункер

Отдельная тема времен Ходжа – военные бункеры, которые население в добровольно-принудительном порядке возводило в любых доступных и недоступных местах (даже в море). Примечательно, что арматуру и бетон закупали за твердую валюту у шведов и японцев.

Ходжа славился своим отменным чувством юмора и обладал тонким искусством мотивации подчиненнных. Он лично контролировал стройки бункеров и днажды, во время посещения одного из таких объектов, Энвер распорядился поместить в бетонное убежище ответственного за это творение инженера и пальнуть по конструкции из танка. Стрельнули, бункер остался цел. В награду, инженер получил разрешение на продолжение строительства аналогичных укреплений. Такие дела.

В целом, по легким подсчетам, в Албании было построено более 700 000 таких бункеров. Вдумайтесь, 700 тысяч! Мне кажется, если компактно собрать все это в кучу, можно сделать около 15 бетонных Венеций.

Бункер. Таким застал его я

Бункер. Таким застал его я.

Вообще, некоторая демонизация несуществующих внешних врагов довела Албанию до массового психоза. Например, на многих жилых домах отсутствовала нумерация. Сделано это было для того, чтоб запутать вымышленных диверсантов. Однако, это не касалось одного элитного района Тираны, в которой проживал Ходжа и компания ближайших его поклонников. Этакий город в городе, со своей инфраструктурой, и всем, чем положено в таких случаях. Ходжа старательно скрывал свою роскошную жизнь и на всеобщее обозрение народа попадался только его легендарный Мерседес.

Социальные привычки

Мерседес Ходжа6-литровый «Mercedes-Benz 600 W100» в беднейшей стране Европы узнавался сразу. Такой был только у него, и даже у Майкла Джексона не было! А вот у Фиделя Кастро такой был. И у Иди Амина (руководитель-людоед Уганды, по самым скромным подсчетам приговорил более 400 тысяч населения за время своего правления) тоже. Так что связь между ними очень серьезная – слишком уж много у них общего. Чем беднее страна, тем дороже автопарк начальства.

Вообще, Мерседес в Албании – символ роскоши и достатка до сих пор. БМВ, Ауди, даже Ягуары в Албании не в почете – только Мерседес, и ничего больше! Старый, новый, большой или маленький – абсолютно не важно.  И я не шучу. Это воистину албанский национальный автомобиль, и немцы обязаны сказать спасибо Энверу за бесплатную популяризацию марки.

Простым албанцам было запрещено иметь частную собственность. И даже видеомагнитофон. Сигналы зарубежных радиостанций глушили, а по телевизору показывали успехи страны третьего мира. Капитализм и свобода мысли – абсолютное зло, партия за всем смотрит. Я думаю, вы уже уловили мысль о том, откуда было скопировано это шапито.

Ходжа с супругойУ Ходжа в этом сложном деле была отличная союзница – жена Неджмия, которая возглавляла местный Институт марксизма-ленинизма и контролировала всю государственную идеологию. Плюс, она контролировала безупречный образ самого Энвера: труженик, семьянин, коммунист, борец за лучшую жизнь.

У лидера той Албании, как и у любого диктатора, были достаточно натянутые отношения с религией. Албания – многоконфессиональная страна, в которой проживает около 60% мусульман, 30% православных, и 10% католиков. В 1967 году Ходжа решил официально исправить свой недочет, и в конституционном порядке закрепил атеизм как единственный официальный курс. Нельзя ни публично, ни дома показывать свое увлечение каким-либо религиозным течениям. Это расценивалось как измена государству. Естественно, данная поправка повлекла за собой переплавку колоколен на пули, что повлекло за собой локальные восстания и бунты. Всех несогласных отправляли по этапу.

Конец эпохи

Поругавшись с Югославией и СССР, Ходжа нашел себе более крутого союзника – Китай. В целом, КНР была круче потому, что вложил в Албанию в 9 раз больше ценных полимеров и благ, нежели СССР, только и всего. Плюс, политическая выгода: Мао Дзедун никак не ограничивал Ходжа в его диктаторских замашках (которые с каждым годом только росли) и был в конфликте с СССР, что не могло не радовать албанского лидера. Забегая наперед, скажу, что с Китаем хороводы водили не долго – с ними Энвер тоже поругался. К концу правления Ходжа среди друзей Албании остались только Вьетнам и Куба.

Репрессии – это вообще о Ходжа. За годы его правления было уничтожено только около 7 тысяч партийных правителей (по другим данным, весь червонец). Вопрос «где сидел?» был самым частым после «как дела?». Логично, что стране были нужны заключенные – строить коммунизм нужно же было.

В начале 80-х Албания окончательно упала на дно. Сопутствовало этому две вещи:

— в связи с тотальной закрытостью в стране начался голод, мрак и разруха. Ставка на самобытность коммунизма без внешней помощи себя не оправдала

— Ходжа окончательно потерял связь с реальностью и решил отправить в тюрьму своего самого близкого соратника, Мехмеда Шеху, с которым Энвера связывали подвиги еще со времен партизанского отряда. Шеху руководил всеми силовыми структурами, и Ходжа заподозрил, что тот может его сместить.

Бывшие друзьяКульт разоблачения не был реализован до конца – Шеху застрелился. Возможно, даже не сам. С этого момента здоровье самого Ходжа резко дает слабину. Он переносит несколько инфарктов и инсультов. В 83 году Ходжа отходит от дел, и ставит на свое место приемника.

В 1985 году, после кровоизлияния в мозг, 76-летний Энвер Ходжа отходит в мир иной. Прощалась с ним вся страна. Лишь потом люди узнают, что никаких внешних врагов у Албании (впрочем, как и серьезного внутреннего производства) нет. Зато, Албания – одна из самых неразвитых стран Европы. Да и вообще, в мире уже пользуются телефонами. К сожалению, албанский народ заплатил за жажду Ходжа к власти своей кровью.

И поверьте: отголоски режима Ходжа в Албании живут до сих пор. В огромном количестве.

Такие вот наши, албанские истории.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *